Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

К истории почтовых отделений якутского Заполярья

Е. Сашенков. К истории почтовых отделений якутского Заполярья. "Филателия СССР". 1979. №12. Стр. 42-46

Среди малоисследованных страниц истории создания русских почтовых контор в Азии известный интерес представляют этапы становления почтовых отделений якутского Заполярья. Географически район Заполярья является наиболее труднодоступной половиной Якутской области, входившей по административному делению Российской империи в состав Иркутского генерал-губернаторства.

Но прежде чем остановиться на рассмотрении структуры якутской почты этого района, отметим, что оно не коснется территорий, расположенных южнее Северного Полярного круга, и не затронет провизорий Олекминска и Якутска - единственных собственных марок Якутии (1920 г.), которые не относятся к эмиссиям полярной почты.

В последней четверти прошлого века почтовой конторе в Якутске подчинялись отделения, связь между которыми поддерживалась по трактам, пролегавшим вдоль рек, текущих здесь исключительно в одном направлении - с юга на север. По берегам семи больших якутских рек - Анабар, Оленек, Лена, Яна, Индигирка, Алазея и Колыма учреждались практически все почтовые отделения Северо-Восточной Азии, сеть которых, хотя и была здесь в начале нашего века очень слабо разветвленной, показала себя более дееспособной и лучше организованной, чем в соседних районах Северной Азии, особенно если сравнивать ее с почтой Чукотки.

Некоторые якутские заполярные почтовые штемпеля имеют предшественников еще в домарочном периоде. Это гашения почтовых контор, которые действовали в начале XIX века в населенных пунктах в бассейнах крупнейших якутских рек - в Жиганске (на Лене), Верхоянске (на Яне), Среднеколымске (на Колыме). Одним из документальных свидетельств существования в первой четверти прошлого века штемпелей в указанных пунктах и Зашиверске можно считать "Почтовую карту Российской империи, составленную Почтовым департаментом из новейших сведений, собранных от местных губернских начальств".

Немало интересного дает исследование почтового обмена между населенными пунктами междуречья Колымы и Лены. Больше всего сведений в дореволюционных источниках имеется о доставке корреспонденции по наиболее "отработанному" пути - из Якутска на Колыму. Почта для отправки в этом направлении принималась лишь три раза в год. Письмо шло до Нижнеколымска - самого старого русского поселения в Колымском крае, основанного в 1644 году, два - три месяца. Отсюда и редкость старых писем из Нижнеколымска, Среднеколымска и Верхнеколымска.

Географическим центром междуречья Колымы и Лены был Верхоянск - старейший город за Северным Полярным кругом. Верхоянская почтовая контора служила опорным пунктом для расширения сферы действия почты в Верхоянско-Колымском крае, славившемся не только самыми низкими температурами, но и бездорожьем. Единственной коммуникацией, связывавшей Верхоянск с Якутском, был Колымский тракт.

Немало важных сведений из истории деятельности верхоянской почты содержат архивные дела, собранные в Центральном государственном архиве ЯАССР.

Они проливают свет на страницы истории, не затронутые исследователями русской почты ни в работах, рассматривавших отдельные отрезки пройденного ею пути, ни в обобщающей книге А. Н. Вигилева "История отечественной почты".

Особый интерес представляет хранящаяся в ЦГА ЯАССР толстая подшивка документов так называемой "Булунской почтовой операции". На 742 листах собраны материалы "Общественного приговора населения Булуна и Усть-Янска" с ходатайством об открытии в Булуне почтовой конторы.

Дело начато 13 мая 1909 года, а завершено только 12 марта 1917 года. "Операция" открывалась следующим прошением на имя губернатора, подписанным участковым земским заседателем:

"Представляя при сем на благоусмотрение Вашего превосходительства приговор обывателей селений Булуна и Усть-Янска от 10 мая с. г. по поводу ходатайства об открытии в Булуне почтового отделения, честь имею доложить, что открытие отделения на Булуне крайне необходимо для всего населения, а потому при невозможности открытия почтового отделения осмеливаюсь покорнейше просить Ваше превосходительство установить с 1 октября по 1 мая из города Верхоянска на Булун отсылку ежемесячной регулярной почты в сопровождении казака с провозкой таковой существующими обывательскими станциями". К прошению приколот и сам "приговор", адресованный земскому заседателю и подписанный представителями населения. В этом любопытном документе указывается, в частности, что "практикуемый способ путешествий почт (в год два-три раза), сопровождаемых в большинстве случаев первым попавшимся попутчиком, не может отвечать запросам населения, не говоря в духовном, но и материальном отношении; причем отсутствие регулярной почты тяжелым бременем отражается как на благосостоянии промышленников пушнины, кости мамонтовой и прочее, так и скупщиков таковых предметов... Случается, что по приходу парохода с Булуна в Якутск пушнина, кость и прочее понижаются в цене".

Как явствует из документа, заинтересованность в модернизации почты и открытии стационарного отделения вызывалась не только возросшими потребностями населения ряда поселений на Лене и Яне. В этом было прямо заинтересовано и купечество. Характерно, что подписавшие "Общественный приговор" обязались, в случае положительного решения вопроса, предоставить в распоряжение начальника почтовой конторы бесплатную квартиру и выплачивать ему ежегодно по 100 рублей наличными.

В ЦГА ЯАССР хранятся документы, позволяющие восстановить картину развития связи и деятельности почтовых отделений на Крайнем Севере Якутии после Великой Октябрьской революции. 1 июня 1921 года Совет Народных Комиссаров решил восстановить почтово-пассажирскую связь с Якутией. Начало реконструкции связи в северных районах, в том числе в Верхоянском уезде, было положено в 1929-1932 годах. Речные и воздушные сообщения еще ждали своего часа, а пока почта доставлялась сухопутными трактами, среди которых был и Верхоянск-Булунский, действовавший прежде только в зимнее время. Вот данные, показывающие развитие северных трактов: общая протяженность их составляла в 1928-1929 годах - 3357 километров, в 1929-1931 годах - 7052 километра.

Еще до упоминавшегося постановления СНК 1921 года предпринимались меры для улучшения почтового обслуживания заполярных уездов. В соответствии с циркуляром Наркомпочтеля уже в 1918 году были открыты новые почтовые отделения на якутском Крайнем Севере. 10 мая 1918 года начальник Верхоянского почтового отделения получил следующее указание из центра: "Объявить жителям села Усть-Янского и урочища Эльгетская, что открытие почтовых отделений в этих пунктах разрешено. Предложите подготовить для этих отделений помещения, каковые предоставляются населением бесплатно на 3 года, а также организовать перевозочные средства для обмена почтой с Верхоянском; кроме того, снеситесь с якутской администрацией о перечислении... 584 руб.".

Разъясняя свои решения, Наркомпочтель вскоре сообщил: "В дополнение к циркулярной телеграмме от 10 мая сего года за № 2858 об открытии трех тысяч новых учреждений Народный Комиссариат доводит до сведения управлений округов, что ближайшей целью этого акта является осуществление основной задачи ведомства - развития почтово-телеграфной сети в соответствии с требованиями времени и культурным уровнем страны...".

Перевозка почты в Верхоянском уезде осуществлялась в 20-е годы летом на лошадях, а зимой - на оленях. На каждой станции (расстояние между ними составляло от 40 до 200 верст) было 5 ямщиков и 12 подвод или нарт. На 16 станциях содержались 320 голов скота. В работе почты возникало немало непредвиденных осложнений. Так, в докладе уездного ревкома Верхоянского уезда от 17 ноября 1921 года за № 67, направленном заведующему Якутской губернской народной связью, говорится:

"Случается, что олени, предназначенные для почты, могут теряться или будут заедены и разогнаны волками, что на станции теперь обычное явление. Тогда почта может задержаться... Во избежание этого обыкновенно становится до 100 штук оленей в раз".

Поскольку верхоянские станции, являвшиеся звеньями сред неколымского тракта, считались в те годы самыми неблагополучными, в архивных документах можно обнаружить свидетельства особой озабоченности положением дел в этом районе. Одно из них - запрос, сделанный Якутском 2 ноября 1920 года Верхоянскому путевому отделу: "Прошу отдел сообщить, в каком положении находятся станции по Верхоянскому тракту, возможно ли передвижение почт. Отправка почт в Среднеколымске состоит в зависимости от характера сообщения отдела ".

В целом же развитие сети почтовых отделений благоприятно сказалось и на самом труднодоступном районе якутского Заполярья - бассейна Колымы. В 1918 году было открыто почтовое отделение в селе Нижнеколымск, самом старом русском поселении в Колымском крае (основано в 1644 г.).

Важные сведения содержат бумаги уполномоченного народной связи по Среднеколымску за 1921 год, которые проливают свет на положение почтовых отделений в те трудные годы и на особую заботу органов народной власти в налаживании бесперебойной работы почты. Об этом же свидетельствуют и такие документы, как "Контракт" о перевозке почты дважды в неделю и содержании на почтовой станции 5 пар лошадей и 4 ямщиков, а также "Кондиции на содержание почтовых станций трактов ЯАССР".

Деятельность Якутско-Среднеколымского тракта, одного из самых протяженных, регулировалась рядом специальных постановлений. В 20-е годы на нем были созданы 42 почтовые станции, на которых использовались как лошади, так и олени. Одним из пунктов повестки дня совещания комиссии по разрешению вопросов, касающихся условий края и заключения контрактов с почтосодержателями Среднеколымского тракта, был вопрос о "сравнении

Числа оленей к одной паре лошадей". В постановлении по этому пункту записано: "Считать две нарты или четырех оленей за одну пару лошадей".

Трудности существования почтовых отделений в Верхоянском уезде и отдаленном Колымском крае еще долгими десятилетиями осложняли налаживание почтового обмена. Так, в "Расписании отхода и прихода почт" на трактах Якутской области в зимний период 1920/21 года указывалось, что отправка производится 5 и 21 числа в 9 часов утра. А в графе "Приход" значилось: "Неопределенно".

Письменные свидетельства очевидцев, пользовавшихся этим трактом в конце 20-х годов, воссоздают следующую картину. Караван с первой летней почтой отправлялся из Якутска 6 июня. Обычно до Верхоянска добирались, сменяя лошадей, за 18 дней. Но бывали случаи, что дорога отнимала и больше месяца, если возникали стихийные препятствия: разливы горных речек, отсутствие корма для лошадей. Летний путь всегда был сопряжен с множеством трудностей - приходилось преодолевать болота, реки, перевалы Верхоянского хребта.

Штемпеля почтовых отделений арктической Якутии представляют исключительно благодатное поле деятельности для исследователя. Отделения здесь возникают, закрываются и переименовываются чаще, чем в среднем по стране. На протяжении всей истории якутских штемпелей исследователь сталкивается с их двуязычием. Причем далеко не всегда удается определить, являются ли на данном этапе двуязычные календарные штемпеля правилом или исключением.

Эволюция написания штемпелей - фактически неисследованная область, не говоря уже об их топонимистическом истолковании.

Здесь прослеживаются три периода: двуязычный с якутскими названиями на основе латинского алфавита, двуязычный с якутскими названиями на основе русского алфавита; одноязычный. Характерно, что чередование периодов, то есть смена "поколений" штемпелей растягивалась на годы, находясь в зависимости от изнашиваемости штемпелей.

К числу самых старых названий населенных пунктов относится Жиганск, расположенный в месте пересечения Лены с чертой Северного Полярного круга. Как и многим другим пунктам, название Жиганску дал характер местности. Оно происходит от якутского "Эдигэн" - житель низовья реки и появилось на почтовом штемпеле местного отделения к началу 30-х годов как в русской, так и латинской транскрипции (1-й период эволюции).

Многие населенные пункты сейчас уже не функционируют. В одних поселках отделения связи были ликвидированы в разное время, другие поселки вообще прекратили существование, третьи - являются сейчас лишь полярными метеостанциями, население которых не превышает десяти человек. Среди старинных селений, не имеющих теперь отделений связи, - вошедшие в историю полярной почты и полярных экспедиций Нижнеколымск, Верхнеколымск и др. Когда-то они были районными центрами, а Нижнеколымск играл в разное время важную роль и как опорный пункт русских полярных исследователей. Отсюда уходил в экспедицию Семен Дежнев. Побывали в селении Черский и Обручев, а Врангель и Седов прожили здесь несколько лет.