Традиция проведения Олимпийских игр была восстановлена в конце XIX века под сильным влиянием романтических идей второй половины этого века, владевших умами тогдашних интеллектуалов. Интерес к античной олимпийской идее никогда не угасал окончательно, а сама эта идея воспринималась не только и не столько как проведение только представительных спортивных состязаний, по и следование целому кодексу морально-этического поведения, завещанному нам древними греками, культурные к философские традиции которых лежат в основе современного европейского общества. А сами древние греки воспринимаются практически всеми без исключения европейцами как прямые предки. Именно поэтому и в олимпийской идее игр античности европейские интеллектуалы XIX века во главе с французом Пьером де Кубертеном пытались найти объединяющую весь мир идею, которая бы смогла создать некие наднациональные и независимые от правительств нормы поведения «культурного человека» вообще. Кстати, говоря известных основателях олимпийского движения и споря об их вкладе в развитие идеи Олимпийских игр, меня интересовал вопрос, а были ли в российском культурном сообществе люди, продвигавшие эту идею? Оказалось, были! Русский исторический живописец и портретист Василий Петрович Верещагин, обучаясь живописи в Петербургской академии художеств, в 1860 г. получил золотую медаль, а с нею и пенсион для шлифовки мастерства в Европе за картину «Олимпийские игры», в которой он изобразил динамичную схватку двух борцов.

Один из первых пропагандистов идеи Олимпийских игр в России, живописец Василий Петрович Верещагин

Итак, согласно принятой в конце XIX века Олимпийской хартии, олимпийская идея представляет собой жизненную философию, возвышающую и объединяющую в единое целое достоинства тела, воли и разума. Соединяя спорт с культурой и образованием, олимпизм стремится к созданию образа жизни, основанного на радости от усилия, на воспитательной ценности хорошего примера и на уважении к всеобщим основным этическим принципам. Целью олимпизма является становление спорта па службу гармоничного развития человека, способствование созданию мирного общества, заботящегося о сохранении человеческого достоинства.

Так, особенно привлекательной по тем временам казалась идея священного «Олимпийского перемирия», означавшая, что во время Олимпийских игр нельзя было вести войну. Хотя, на самом деле, и в античный период это правило соблюдалось не всегда. Но уж очень оно было красиво, а потому в него гак хотелось верить. Интерес к античным Олимпийским играм в конце концов материализовался в воссоздание их на современной основе и проведении Первых игр в Афинах в 1896 г.

Олимпийская филателия недаром занимает ведущее положение в области тематической филателии и является заметной частью филателии вообще. Дело в том, что она прекрасно вписывается саму суть олимпизма о соединении спорта и образования. А потому, в конечном счете, можно сказать, что олимпийская филателия сама по себе является частью олимпийского движения. И это является огромным преимуществом для всех филателистов, интересующихся данной областью коллекционирования. А сами деятели олимпийского движения всегда всерьез относились к коллекционерам-филателистам, что в результате привело к изданию и накоплению филателистического материала, при помощи которого можно описать многое из происходившего на Олимпийских играх и вокруг них.

Представляется любопытным проследить, как спортивные организации, в первую очередь, Международный олимпийский комитет (МОК) за время современных Олимпийских игр боролись за выполнение требований своей хартии в тот момент, когда они встречались с политическими трудностями, и в тот момент, когда политики пытались развернуть олимпийское движение в своих интересах. В конце позапрошлого века в Европе шел быстрый переход от, как тогда говорили, европейской политики к мировой. Это означало, что многие бывшие ранее локальными политические и военные конфликты стремительно превращались в мировые. А потому олимпийское движение стало все больше чувствовать на себе дыхание этой мировой политики.

Спецгашение в честь Виктора фон Подбельски, главы Германского олимпийского комитета в начале XX века

Германия с самого начала воссоздания Олимпийских игр добивалась права провести их у себя. В обоснование того приводились различные причины. Немцы всегда считали и считают себя родоначальниками олимпийского движения. Они, к примеру, устраивали (справедливости ради, отметим, что не только они) свои внутренние игры по некоторым видам спорта (например, борьбе). Ими был еще до создания МОК создан гимнастический союз. Наконец, именно они прилагали основные усилия при раскопках места проведения античных Олимпиад – греческого города Олимпии и популяризации тем самым идеи олимпизма на первом этапе. И вклад таких людей, как члены первого состава МОК от Германии – глава Германского Государственного комитета по физическим упражнениям (потом, Германского олимпийского комитета) Виктор фон Подбельски, прусский генерал и глава почтового ведомства, или «отец немецкого олимпизма» и создатель описанной выше философии этого движения доктор Виллибальд Гебхардт, в олимпийское движение бесспорен.

Спецгашение в честь «отца немецкого олимпизма» доктора Виллибальда Гебхардта

Немецкие спортивные деятели несколько раз предлагали провести Олимпиаду у себя, но всякий раз вмешивался недостаток денег. И вот, все финансовые вопросы были разрешены, и в 1912 г. было принято решение провести Олимпийские игры 1916 г. в Берлине. Хотя в Европе уже отчетливо пахло войной, немецкая монархия с энтузиазмом включилась в олимпийскую гонку, и за год был построен прекрасный олимпийский стадион в Берлине. Ему посвящена очень красивая и редкая почтовая карточка. Проводилось и спецгашение. Сейчас это редкий и интересный штемпель. Открытие Олимпийского стадиона в Берлине сопровождалось большим праздником.

Карточка с изображением построенного к Олимпийским играм 1916 г. в Берлине Олимпийского стадиона

Но, пожалуй, самым интересным было другое. В 1913 г. известный немецкий живописец и скульптор, сын мельника, получивший дворянство за свои успехи в искусстве, Франц фон Штук (между прочим, один из учителей Василия Кандинского) создал и издал небольшим тиражом красивую, особенно, по тем временам, 10-марочную серию марок-виньеток, предлагая их сделать почтовыми. Если бы это произошло, то в мировой филателии случился бы, безусловно, взрыв. Эти марки, сделанные на основе сюжетов с античными атлетами, разительно отличались от любых других тогдашних марок.

Созданные известным немецким художником Францем фон Штуком виньетки к Олимпиаде 1916 г.

Но в 1914 г. началась первая мировая война, об Олимпийском перемирии никто и не вспомнил, а несостоявшаяся Олимпиада 1916 г. в Берлине сохранила только свой номер и немного филателистического материала, о котором мы и написали.

Мало того, после завершения войны немцев и их союзников (австрийцев, венгров, болгар, турок) в наказание за развязывание войны, в 1920 г. и 1924 г. на Олимпиады не допускали. Все-таки, в вопросе соблюдения Олимпийской хартии, наши общие предки – древние греки были мудрее.

Конверт Оргкомитета Олимпиады в Токио 1940 г. со штемпелем освобождения от оплаты и виньеткой

Вторая история также коснется войны, но уже второй мировой. На Олимпийских играх 1936 г. очень хорошо в разных видах выступила и завоевала много наград сборная Японии. А Пьер де Кубертен считал, что Олимпиады должны проходить не только в Европе, но и на других континентах, по всему миру. И потому не стало удивительным, что когда Япония подала заявку на проведение следующих Олимпийских игр, то Токио и Саппоро их получили, летние и зимние, соответственно. Страна начала готовиться к играм. В частности, оргкомитет игр издал конверт (цельная вещь) с круглой печатью освобождения от почтовой оплаты. Также была издана куча виньеток, и немаркированные открытки. Однако Япония всерьез вступила в войну в Тихоокеанском регионе и в 1939 г. приняла решение отказаться от проведения Олимпиад. Причем абсолютно обоснованно, в воюющую страну мало бы кто поехал. Что делать?

Различные виньетки, изданные к Олимпиаде 1940 г. в Токио.

Зимние Олимпийские игры сразу получает немецкий Гармиш-Партенкирхен. Там все готово, только в 1936 г. такие же игры были проведены. В магистрате Гармиш-Партенкирхена стали в 1939 г. снова (после 1936 г.) применять франкотурный красный штемпель. Этот штемпель имел полную олимпийскую символику: надпись «Олимпийские игры в Гармиш-Партенкирхене» и олимпийские кольца. А потом изменили и год на штемпеле с 1936 г. на 1940 г. При этом рекламная кампания в масштабе всей страны отсутствовала, но в самом городе была. Также были подготовлены эссе марок.

Франкировальный штемпель мэрии г. Гармиш-Партснкирхена с рекламой зимних Олимпийских  игр 1936 г. стал повторно применяться с 1939 г. после объявления Гармиш-Партснкирхена столицей зимних Игр 1940 г.

На летние Олимпийские раньше в конкуренции с Токио подавала столица Финляндии – Хельсинки. И теперь Хельсинки их получил. Финское почтовое ведомство восприняло это с энтузиазмом, был изготовлен рекламный машинный штемпель, использовавшейся почтой длительное время. Двум фирмам были заказаны марки, которые дошли до стадии эскизов и пробных эссе. Было также выпущено несколько немаркированных конвертов, сюжеты которых, кстати, были повторены в 1952 г. Но в 1939 г. опять вмешалась война, теперь советско-финская. А на финских фронтовых «окопных письмах», помимо штампа цензуры, можно было еще увидеть рекламный штемпель Олимпиады.

Эссе, подготовленные к летней Олимпиаде 1940 г. в Хельсинки.

Олимпийских игр 1944 г., естественно, не было. Война заканчивалась, но еще шла. После этой войны, в отличие от первой мировой, немцев и их союзников на Олимпиадах никто не наказывал, а отсутствие той же Германии на играх 1948 г. было связано с отсутствием такого государства в то время. Хотя немецкие судьи в 1948 г. в Лондоне уже были, что даже вызывало эксцессы с некоторыми спортсменами из воевавших с Германией стран.

После 1945 г. мировых войн не было. Но в 1980 г. в мировом олимпийском движении был инспирирован кризис, который мог нанести ему удар больший, чем даже мировая война. Это был бойкот Олимпиады-80 в Москве. Надо сказать, что практически все олимпийские филателистические коллекции в нашей стране начинались как коллекции московской Олимпиады, и мы прошли через этот бойкот, сидя на стадионах в то время и болея за спортсменов. Поэтому в отношении к московской Олимпиады у нас всех есть личные мотивы. Олимпийские игры мы получили практически без конкуренции. Других серьезных заявок не было. Страна начала к ним готовиться. Было подписано огромное количество контрактов на строительство, создание инфраструктуры, поставку тех же спортивных снарядов и оборудования. Были отпущены серьезные деньги, и у всех было одно желание – все сделать на уровне. Что, я считаю, и удалось.

Бойкот московской Олимпиады первым еще в 1978 г. предложил провести тогдашний чилийский диктатор Аугусто Пиночет, подвергавшийся серьезному политическому давлению со стороны СССР и жаждавший как-то ответить. Но тогда на него не обратили внимания.

Как известно, в декабре 1979 г. советские войска вошли в Афганистан. Перипетии этой истории очень хорошо известны. Конечно, никому и тогда это не нравилось, все хорошо понимали, что это было несправедливостью и ошибкой. И как тогда западный мир мог воздействовать на СССР? Практически никак. Поэтому и был изобретен этот бойкот. Однако в большинстве стран, бойкотировавших «Олимпиаду-80», хотевшие выступать на играх атлеты могли приехать в Москву и выступать под флагом МОКа. Хотя в ФРГ это было категорически запрещено. И бойкот московской Олимпиады не удался, приехало много зарубежных известных спортсменов, а спортивная борьба соответствовала накалу соревнований такого масштаба.

А как выглядел этот бойкот глазами самих олимпийцев? Я был на стадионе и видел сам, как английскому бегуну Себастьяну Коу, когда его награждали медалью, туристы его страны пели английский гимн, хотя на стадионе игрался греческий и поднимался белый олимпийский флаг с пятью кольцами. Это производило огромное впечатление.

Я не думаю, что в этой статье надо останавливаться на описании огромного количества редких и интересных выпусков марок в честь московском Олимпиады, они описаны в специальной литературе, постоянно присутствуют в экспонатах ведущих филателистов, собирающих олимпийскую тематику. Есть такие выпуски и в моем экспонате. Я хотел бы остановиться на одном случае, который является хорошей иллюстрацией эффективного хода мысли тематического филателиста вообще, и собирателя олимпики, в частности. Он также поможет понять, в чем смысл тематической филателии и как делаются экспонаты в этой области.

В 1997 г. в Москве была проведена первая в России Всемирная филателистическая выставка. Там было все, вплоть до экспоната английской королевы. Из олимпийской филателии был экспонат многолетнего президента МОК Хосе Антонио Самаранча. Присутствовало множество специалистов и экспертов. Кроме экспонирования проводились и многочисленные семинары. Во время т. н. «олимпийского дня» выступал известный филателист и организатор швейцарец Манфред Бергман, рассказавший о развитии олимпийской филателии. Так он заметил, что знает, как популярна в России тематика «Олимпиада-80», с каким удовольствием ищут наши по всему миру марки, беззубцовки, редкие блоки по этой теме. Но как вы начинаете показывать бойкот московских Игр? Вы находите и демонстрируете американские марки, вышедшие в обращение, потом изъятые, потом появившиеся опять. Так же для еще каких-то стран. Но начало бойкота – это же ввод советских войск в Афганистан, а я ни на одном экспонате я не увидел обычного солдатского письма 1979-80 гг.

Естественно, я это запомнил и стал искать такие письма. Но все, что мне предлагали, было начиная с 1984 г. Постепенно я понял, что найти письма советских воинов из Афганистана – совсем не простая задача. Видимо, в неразберихе в начальной стадии было совсем не до почты. Позже, мне все-таки удалось найти несколько писем из такой переписки 1979-80 гг.

Посмотрите на эти письма внимательнее. Первое из них написано советским солдатом из Афганистана 25.12.1979, на нем стоит штемпель, причем не полевой почты, а просто почтового отделения в Андижане от 27.12.1979. Я бы никогда точно не определил, что это письмо из Афганистана, если бы я заранее этого не знал. В принципе, на этом можно бы и ограничиться. Пожелание Бергмана выполнено, письмо советского солдата из Афганистана с ранней датой в экспонат поставлено.

Наиболее раннее из имеющихся в коллекции автора писем, отправленных советским солдатом из Афганистана 25.12.1979, со штемпелем Андижана от 27.12.1979.

Но сама переписка очень интересна. После того как родители солдата получили письмо из Андижана без обратного адреса, они пишут письмо туда, где раньше, как они знали, служил их сын. А именно, в известную 103-ю гвардейскую (Витебскую) воздушно-десантную дивизию. Это письмо датировано уже 28.01.1980. В Витебске его получают 30.01.1980, но адресата на месте нет, он уже в Афганистане. Что там делают? А ставят штамп «Возврат из-за неправильно указанного адреса». Представляете, что могли подумать родители, когда получили обратно такое письмо? Можно предположить, что в части просто не знали, как реагировать на пришедшее письмо. Инструкций нет, ничего не разработано.

Письмо, отправленное в адрес военнослужащего 103-й гвардейской (Витебской) воздушно-десантной дивизии 28.01.1980, с возвратом отправителю по причине отсутствия адресата, который уже переброшен в Афганистан

И только в следующем письме от 23.03.1980 солдат указывает помер известной ему полевой почты. По его отец получает это письмо из Витебска со штемпелем от 26.03.1980. В последующих письмах появляются и меняющиеся номера полевых почт и, наконец, даже солдатский треугольник «проверено». Может ли быть такая переписка полностью размещена в моем экспонате? Скорее всего, нет. Но в моей коллекции она будет обязательно. И это история не только олимпийского движения, но и всей нашей страны. Таким образом, решение, вроде бы частного вопроса для выставочного экспоната, привело к появлению нового пласта крайне интересного филателистического материала. И такое при занятиях тематической филателией встречается сплошь и рядом.

Письмо военнослужащего из Афганистана от 23.03.1980 с номером его полевой почты. Письмо получено со штемпелем Витебска от 26.03.1980.

Что было с влиянием политиков на Олимпиады после 1980 г.? В 1984 г. «бессмертные» старцы из советского Политбюро объявили бойкот Олимпиады в Лос-Анджелесе. Но это был тот случай, о котором говорится «история повторяется дважды, первый раз как трагедия, второй – как фарс». Если бойкот игр в Москве – это было серьезно и драматично, это было для всех шоком, то бойкот Лос-Анджелеса воспринимался как мелкая месть. Хотя филателистический материал, посвященный бойкоту этой Олимпиады, занимает в коллекциях свое место.

С тех пор прошло почти 30 лет, и никаких новых отмен Олимпиад из-за военных действий и их бойкотов по политическим причинам не было. Надеюсь, это говорит о взрослении не только спортивных властей, но и мировых политиков. И может быть, теперь мечта создателей Олимпийской хартии о подобающем месте спорта в нашей жизни станет немного ближе к реальности. А филателистический материал о бойкотах и войнах вместо Олимпиад послужит нам хорошим напоминанием.

К.А. Меллер. Политические кризисы и олимпийское движение: взгляд филателиста. «Спортивная филателия. Олимпийское движение». 4-й научно-практический семинар по истории почты и филателии (стр. 65-70).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.