В период выпуска в обращение надпечаток «СПб+16» и «СПб+18», а также «Санкт-Петербург 200» (353, 450, 500) я активно отслеживал события и считаю, что продажа местного выпуска велась либо в виде «сороковой», либо «уже в наклеенном на конверты виде». По крайней мере, две надпечатки» а именно «СПб+16» и «СПб+18», можно было приобрести и в виде «пятидесяток» (что я и сделал). Однако почему-то не на главпочтамте, а только в некоторых почтовых киосках и районных почтовых отделениях. И только, как правило, с соответствующим количеством конвертов в придачу.

Я обнаружил эту возможность совершенно случайно, когда проходил по ул. Желябова и увидел, как киоскерша отрывает нижнюю правую марку от «пятидесятки». В разговоре затем выяснилось, что половинки листов ей выдали в почтовом отделении на ул. Герцена вместе с таким же количеством конвертов и что теперь она должна сама все эти марки наклеить на конверты. Что было делать, пришлось взять половинки «пятидесятки» с конвертами. На мой вопрос, не может ли она получить и целые листы, киоскерша через день сообщила, что «пятидесятки» в их почтовом отделении еще есть, но целых листов нет и не было, марки поступили уже в разделенных на две части листах.

Полагаю, что относительно пар-сцепочек из середины листа с надпечатками «СПб+16» и «СПб+18» ближе всех к истине было правление нашего общества, когда в объявлении о выдаче за 1 рубль одной сцепочки члену общества сообщалось: «Из сохранившихся 70 000 сцепок…» Видимо, часть листов с надпечатками сразу разделили на половинки для того, чтобы легче было комплектовать их с 5- и 7-копеечными конвертами. «Э!»,— (по Н. Гоголю) было сказано позже, когда кто-то надоумил, что разрывают «изюминки». Половинок листов с надпечатками «Санкт-Петербург 200» и т. д. я не встречал.

Марки с надпечаткой «Лен. обл.» я увидел впервые на письме, которое прислали мне из Тосненского района. Знаю, что на Главпочтамте их не было, они продавались только в областных районных почтовых отделениях.

Измененные весной 1992 года тарифы достаточным количеством марок для «доклеивания» обеспечены не были. Поэтому считаю, что правильно действовали петербургские почтовики, ведь изменение тарифов было уже санкционировано, деньги с населения нельзя было по этим тарифам собирать, а нечего было дать взамен: соответствующих марок не было, и штемпеля доплаты появились на пару месяцев позже.

В. Кондратенко. Голос из оркестра, или несколько слов в дополнение к «Загадочному соло для почтового рожка». «Филателия». 1993. №5 (стр. 8)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.