Язык сaйтa - Lаnguаgе

Новые поступления

Парламентеры

О. Николаев. Парламентеры. "Филателия СССР". 1979. №12. Стр. 56

К 35 -летию освобождения Будапешта от фашистских захватчиков

На этой марке запечатлен памятник советскому солдату. Напружинил ноги, подался вперед, вытянул руку с белым флагом: "Остановитесь...".

Памятник этот установлен в Будапеште в память о подвиге, свершенном советским парламентером капитаном Ильей Остапенко. История эта такова. К 26 декабря 1944 года войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов в Будапеште была зажата в кольцо 188-тысячная группировка противника. Были приняты все меры, чтобы фашисты не могли вырваться из города или пробиться к нему.

В венгерской столице в подвалах, в руинах зданий сотни тысяч мирных жителей. Штурм Будапешта - напрасное кровопролитие, многочисленные жертвы среди населения, разрушение ценнейших памятников культуры. Советское командование приняло решение обратиться к осажденным с ультиматумом.

Два дня - 27 и 28 декабря на город падали похожие на хлопья снега листовки. В них говорилось о бессмысленности дальнейшего сопротивления, гарантирова-лась жизнь и безопасность, возвращение на родину после окончания войны всем сдавшимся...

Одновременно с этим подтянутые к линии фронта мощные громкоговорители сообщали на немецком и венгерском языках о том, что советское командование направит в стан гитлеровцев парламентеров. Были названы маршруты их движения, место и час прибытия. Текст ультиматума должны были передать две группы парламентеров.

От 2-го Украинского фронта её возглавлял капитан, участник гражданской войны в Испании Миклош Штеймец, венгр по национальности, сын интернационалиста, сражавшегося за установление Советской власти в России.

От 3-го Украинского фронта к линии вражеской обороны выехали парламентеры во главе с бывшим шахтером из Горловки, старшим инструктором политотдела 316-й стрелковой дивизии капитаном Ильей Афанасьевичем Остапенко. Выехали на час позже первой группы, уже зная о том, что Штеймец убит, что машина парламентеров была обстреляна.

Автомобиль, в котором ехали капитан Остапенко, старший лейтенант Орлов и старшина Горбатюк, фашисты также встретили пулеметным и минометным огнем. Когда обстрел утих, размахивая белым флагом, парламентеры снова вышли на шоссе. Им завязали глаза и доставили в штаб 8-й немецкой дивизии. Остапенко передал ультиматум фашистскому подполковнику. Приблизительно через час ему сообщили, что на ультиматум ответа не последует.

...Свидетельствует старший лейтенант Орлов: "Когда нас привезли на передний край и сняли повязки с глаз, мы направились к своим. Шли мы гораздо быстрее, чем тогда, когда направлялись к немцам. Мы были приблизительно на половине пути, когда капитан Остапенко повернулся ко мне и сказал: "Видно, удалось прорваться. Кажется, нам улыбнулось счастье". Сразу же после этих слов послышались три сильных взрыва. Вокруг нас засвистели пули и осколки. Капитан Остапенко упал на шоссе". Сотни бойцов были свидетелями чудовищного злодеяния, о котором в канун 1945 года Совинформбюро сообщало так: "История современных войн не знает подобных преступлений. С незапамятных времен парламентеры пользуются правом неприкосновенности. Это право освящено традициями. Оно записано в Гаагской конвенции 1907 года "О законах и обычаях сухопутной войны". Гитлеровские изверги еще раз показали всему миру, что для них закон не писан".

Среди тех, кто видел гибель парламентера, был и старший лейтенант Константин Андреевич Васильев, командир роты бронебойщиков, в будущем автор па-мятника И. Остапенко, изображенного на марке. На ней - надпись: "За развитие 11-го района". Этот крупнейший промышленный район венгерской столицы ныне побратим шахтерского города Горловки - родины И. Остапенко. Истоки братских связей уходят в уже теперь далекий 1944 год, к подвигу советского парламентера на одной из будапештских улиц.