Среди земских марок Харьковского уезда по каталогу К. Шмидта [1] всего шесть редких марок, пять из которых голубые — №2, 4, 10,13, 14 и одна красная — № 9. В период 1876—1880 гг. выпущены две голубые № 10 и № 13 и одна красная № 9. Естественно, каждая из них является желанной для коллекционеров.

Очевидно, что достаточно редкая разновидность марки выпуска 1878 г. № 7 с диагональной надпечаткой вряд ли может считаться отдельным выпуском под № 9. Надпечатки делались исключительно в целях контроля, и их расположение никак не влияло на статус самих марок. Надпечатки на № 7 ставились горизонтально через две марки, по диагонали из угла в угол и горизонтально на всю ширину марки по усмотрению писаря уездной конторы. Применялось не менее двух различных видов надпечаток, менялась и краска. Сами марки печатались с цветовыми оттенками, на трёх различных типах бумаги. Но все марки были с одного клише (марочный лист 8×4). Утверждение К. Шмидта, что диагональные надпечатки стали ставить с 1879 г. на новом тираже не находит подтверждения ни в одном документе. Первое известное гашение обычной марки № 7 датируется 3.03.1879 г., первое известное гашение марки с диагональной надпечаткой — 15.03.1880 г. Это ни о чём не говорит, так как другие гашения марки № 7 неизвестны.

В подтверждение сказанного приведу аналогичный прецедент с маркой выпуска 1875 г. № 5. Обычная марка с диагональной надпечаткой в трёх известных направлениях. К. Шмидт [1] указывает на наличие марок с вертикальной надпечаткой, но не только не даёт им отдельного каталожного номера, но даже не указывает цену. Ответ на этот вопрос прост — у К. Шмидта не было такой марки, и он, скорее всего, её никогда не видел, а только слышал от кого-то из коллекционеров о её существовании.

В выпуске 1875 г. можно пойти ещё дальше и учесть не только расположение, но и направление надпечаток. На приведённых иллюстрациях показаны марки с направлением надпечатки ЛВ-ПН и ПН-ЛВ (из верхнего левого угла в правый нижний угол и наоборот, рис. 1, 2). Они отличаются по цвету от марок с направлением диагональной надпечатки ПВ-ЛН (рис. 3) и вертикальной надпечатки В-Н (рис. 4), и напечатаны на другой бумаге. Мало того, существует квартблок типа куше (рис. 5), подтверждающий одновременное существование именно последних двух надпечаток. Вполне вероятно, что эти надпечатки ставились на какой-то отдельной партии из общего тиража с целью, например, продажи коллекционерам (тем более, что гашёные экземпляры этих марок неизвестны). Однако, очевидно, что все рассмотренные марки напечатаны с одного и того же литографического камня на листе 5×7 и должны иметь один и тот же каталожный номер.

Рис. 1. ЛВ-ПН;
Рис. 2. ПН-ЛВ;
Рис.З. ПВ-ЛН;
Рис.4. В-Н(п);
Рис. 5. Надпечатка типа куше.

В листе 5×7 верхняя пара — поз. 1—2 ПВ-ЛН, нижняя пара — поз. 8—9 В-Н(п). То же касается и марок № 7.

По К. Шмидту всего было 6 экз. с диагональной надпечаткой, из них два экз. находятся в Берлинском музее. На иллюстрациях приведено 9 известных автору марок, в том числе два экземпляра с надпечаткой на всю ширину марки. Здесь не показаны марки самого К. Шмидта. Очевидно что, учитывая существование крупных коллекций, недоступных автору, общее количество таких марок более 11 экз.

По формальным признакам эта марка — RR. В то же время марка поз. 26 (рис. 9) была продана в сентябре 2008 г. на аукционе Cherrystone в Нью-Йорке за 7500 долларов с учётом комиссии, что соответствует цене марок с уровнем редкости RRR.

По марке из частной коллекции (рис. 10, поз. 30) можно предположить, каким образом ставились надпечатки на листе. Справа на марке видна часть следующей надпечатки, которая была поставлена на марку с поз. 31. Это горизонтальная надпечатка на всю ширину марки. Таким образом экземпляры с диагональной надпечаткой и надпечаткой на всю ширину, скорее всего, ставились на одном и том же марочном листе.

Все известные автору марки из листа 8×4 с диагональной надпечаткой или надпечаткой на всю ширину марки (№№ 7.2—7.4) показаны на рис. 6—14. Для каждой марки (кроме рис. 11) указана её позиция в листе 8×4.

Рис.6. Поз. 1. ПН-ЛВ из тет-беша;
Рис. 7. Поз. 3. ПН-ЛВ 15.03.1880 из тет-беша. Частная коллекция;
Рис. 8. Поз. 9.ЛВ-ПН;
Рис. 9. Поз. 26. ЛВ-ПН Cherrystone auct.;
Рис. 10. Поз. 30. ЛВ-ПН. Частная коллекция;
Рис. 11. ЛВ-ПН аукц. гаш. 13.08.1882;
Рис. 12. Поз.25. ПВ-ЛН1экз. Частная коллекция;
Рис. 13. Поз. 27. Л-П(с) 1 из 2 экз.;
Рис. 14. Поз. 29. Л-П(с) 1 из 2 экз. Corinphila auct.

Как видно на приведённых репродукциях, марка с направлением надпечатки ПВ-ЛН известна пока только в одном экземпляре. Марки с надпечаткой на всю ширину известны автору только в двух экземплярах.

Но наиболее редкой и интересной является марка, показанная на рис. 6 (поз. 1). Она так же, как и марка рис. 7 (поз. 3), является маркой из тет-беша, т.е. в листе 8×4 была перевёрнута. На все марки листа надпечатка ставилась обычным образом — из левого верхнего угла в правый нижний угол (ЛВ-ПН). В результате после отделения марок от листа на поз. 1,3,5,7 надпечатка оказалась перевёрнутой — ПН-ЛВ. Т.е. марок с перевёрнутой надпечаткой ровно в 7 раз меньше, чем марок с нормально расположенной надпечаткой.

Но это не единственное отличие данной марки. На выпусках 1876—1880 гг., как правило, перфорация (лин. 11) была с большими отверстиями — 1,1 мм. На этой же марке мы видим перфорацию с существенно меньшими отверстиями — 0,7 мм. Это можно было бы принять за случайность, тем более что сама марка не в очень хорошем состоянии, однако среди голубых марок № 8 (рис. 16) неожиданно находится гашёная марка так же с отверстиями перфорации 0,7 мм. Таких совпадений не бывает. Это означает, что были марки с перфорацией 0,7 мм, и они являются одними из наибольших редкостей Харьковского уезда, так как известны по одному экземпляру.

Марки с диаметром отверстий 0,7 мм:

Рис.15;
Рис. 16.

В выпуске 1880 г. и красные, и голубые марки печатались с одного клише (одного и того же литографского камня). Марки абсолютно идентичны как по рисунку, так и по перфорации и клею. При этом марки обоих выпусков (1875 и 1880 гг.), очень похожие по рисунку, печатались на нескольких видах бумаги, с разным клеем и имели различные цветовые оттенки. Это послужило причиной ряда ошибок как у коллекционеров, так и у составителей каталогов. Одним из примеров является марка из коллекции Фаберже, проданная на аукционе Corinphila (рис. 18) как № 9 (по К. Шмидту – RRR). На самом деле это марка № 11 тип 2. Для сравнения приведены иллюстрации полностью идентичных по рисунку красной и синей марок № 11 и № 12 тип 2 (рис. 19, 20).

Рис. 18. Марка с аукциона Corinphila, лот 1695;
Рис. 19. №11 тип 2;
Рис. 20. №12 тип 2.

Значительно более сложная ситуация с марками № 10 (по К. Шмидту, известно три экземпляра, из которых два — в Берлинском музее) и № 13 (по К. Шмидту) известно шесть экземпляров, из которых два — в Берлинском музее). При таком и даже несколько большем количестве марок их идентификация должна вызывать серьёзные трудности. Что и происходит.

Для того чтобы разобраться, что же собой представляют эти марки, приведём все четыре выпуска голубых марок 1876—1880 гг. по классификации К. Шмидта.

Он выделяет четыре различных выпуска (тиража) марок с практически одинаковым рисунком — выпуск 1876 г. (марки № 8), выпуск 1878 г. (марка № 10), выпуск 1880 г. (марки № 11 и № 12) и выпуск 1881 г. кого журнала [2], даты выпусков 1878 г. и 1881 г. определены самим К. Шмидтом.

Ниже приведено описание всех четырёх выпусков по К. Шмидту [1]. На рис. 21—23 и рис. 24, 25 соответственно показаны марки № 8 и № 12. Здесь C.Ch – Color Chart, G.T. — Germania Farbentafel — таблицы цветов, использовавшиеся К. Шмидтом.

1876 – 1880 гг. — аналогична маркам № 1—6, но надписи больше, звезда — шестиконечная, «5 к.» в нижних углах перевёрнуты. Каждая марка окружена тонкой линией. Размер 22×27,5 мм. Одноцветная литография на белой бумаге, с зубцовкой 11—4 выпуска.

1 выпуск 1876 год. Расстояние между марками 3—4 мм, на белой бумаге (0,09 мм), белый клей, зубцовка 11. Лист 10×6.

№ 8 ультрамариново-синяя (светлая и тёмная) (C.Ch.53 или G.T.16.11 и 17,11) (рис. 21—23).

Рис. 21. Ярко фиол.-ультрам. на желтовато-белой бумаге;
Рис. 22. Серо-синяя на серо-жёлтой бумаге;
Рис. 23. Фиолетово-ультрам. на жёлто-белой бумаге.

2 выпуск 1878 год. Расстояние между марками 3/4 мм, на белой бумаге (0,08 мм), коричневато-жёлтый клей, с зубцовкой 11. Известна в трёх экземплярах.

№10 ультрамариново-синяя (С.Сh.53 или G.T.16,11 и 17,11).

3 выпуск 1880 год. Расстояние между марками 3/4 — 1 мм, на белой бумаге (0,08 мм). Белый клей с зубцовкой 11, лист 10×6.

№ 12 ярко-ультрамариново-синяя (G.T.4, 13 и светлее, рис. 24,25).

Рис. 24. Ультрамарин на желтовато-белой бумаге;
Рис. 25. Тёмный ультрамарин на желтовато-белой бумаге.

Четвёртый выпуск, 1881 год. Марка № 12 в отличающемся цвете. Известна в шести экземплярах.

№ 13. Матовая лилово-синяя (С. Ch. приблизительно 57, но более синеватая).

К сожалению, используемые К. Шмидтом цветовые таблицы сегодня недоступны. Все цвета даются применительно к цветовым таблицам Михеля [3].

Согласно словесному описанию К. Шмидта, марка № 10 отличается:

  • от № 8 — расстоянием между марками (0,8 мм вместо 3 — 4 мм) и цветом клея (коричневато-жёлтый вместо белого). Цвет марок полностью совпадает;
  • от № 12 — также цветом клея и оттенком цвета (неяркая).

Как видно на фотографиях, приведённых на вкладке, марка № 8 (рис. 21—23) не ультрамариново-синяя, а фиолетово-синяя или фиолетово-ультрамариновая, в то время как марка № 12 (рис. 24, 25) имеет скорее чистый ультрамариновый цвет, т.е. оба выпуска визуально существенно отличаются друг от друга по цвету. Марка № 8 напечатана на листе 10×6 с не менее чем 6-ю типами, и расстояние между марками отличается в зависимости от местоположения: от 2—2,5 мм между 1 и 2,3 и 4,5 и 6,7 и 8 столбцами и 3—4 мм между 2 и 3, 4 и 5, 6 и 7 столбцами. Т.е. на отдельных марках с учётом перфорации отличие в расстоянии (например: 0,8—1,2 мм и 2 мм) может быть визуально неопределимо.

Кроме того, Шмидт не указывает одно из главных отличий выпусков — на марках № 8 после нижней правой «5 к.» всегда есть точка, которая иногда плохо заметна. На марках 3-го выпуска точки, как правило, нет, но на отдельных марках она присутствует. Для № 8 известен полный лист, для № 12 известен почти полный лист (без первых двух столбцов).

Рассмотрим две марки, имеющие сертификат о том, что они соответствуют № 10.

Марка М1 (рис. 27). Фиолетово-синяя. Цвет клея — хром-жёлтый. Марка гашёная, отмытая. Гашение нехарактерно для Харьковских марок — обычно апрель записывается как IV. Рамка вокруг марки не видна. Следы от соседних марок не видны. Расстояние по середине видимой перфорации: по горизонтали — 22,7 мм, по вертикали — 27,8 мм. Т.е. размеры по перфорации больше, чем рамка (22×27,5 мм), следовательно, вертикальная часть рамки справа должна быть видна полностью, а горизонтальные части рамки должны быть видны частично между отверстиями перфорации. Этого нет.

По печати: отсутствие вертикальной части ЛН5; есть точка после ПН «5 к.» — марка относится к типу 5 марки № 8. Аналогичные марки № 8 тип 5 приведены рядом (рис. 26 и 28) для сравнения особенностей печати.

Рис. 26. Марка № 8 тип 5. Поз. 60 в листе 10×6;
Рис.27. Марка М1;
Рис. 28. Марка № 8 тип 5. Поз. 42 в листе 10×6;
Рис. 29. Марка М1, клей хром-желтый или коричнево-жёлтый;
Рис. 30. Марка № 8. Поз. 22 в листе 10×6. Клей хром-жёлтый или коричнево-жёлтый.

Что касается клея, то рядом с маркой М1 показана марка № 8, поз. 22 в листе 10×6 также с коричнево-жёлтым клеем. Таким образом, в 1 -м выпуске часть марок имела коричнево-жёлтый клей.

По совокупности рассмотренных признаков марка М1 не может быть отнесена к отдельному выпуску — это разновидность № 8 с коричнево-жёлтым клеем.

Марка М2. (Corinphila, лот 1696). Ультрамариновая. Цвет клея в описании отсутствует, однако он, вероятно, коричневато-жёлтый, так как марка выставляется как № 10. Правая вертикальная рамка не видна. Следы от соседних марок видны на расстоянии 0,6—0,7 мм. Есть маленькая точка после ПН 5к.

Рис.31. Марка М2;
Рис. 31 а, б, в. Фрагменты рисунка марки М2;
Рис. 32 а, б, в. Фрагменты рисунка марок № 12 и № 11.

Марка М2 (рис. 31), представленная как № 10, должна отличаться от № 12 оттенком цвета и цветом клея. Так как марка № 12 сама по себе достаточно редкая и неизвестна в мультиплетах, невозможно найти аналог марки М2 среди марок № 12. Зато найдено достаточно много марок № 11, которые, как известно, печатались с того же самого клише, что и марки № 12. Хотя на сегодня и нельзя найти полный аналог марке М2 и указать её место в листе 10×6, но, как видно из приведённых выше фотографий (рис. 32), практически все основные признаки по печати у марки М2 совпадают с признаками марок 3-го тиража. Расстояние между марками выпуска 1880 г равны 0,5—1,2 мм, т.е. существуют марки с расстоянием 0,6—0,7 мм, цвет марки — ярко-ультрамариновый или тёмно-ультрамариновый.

В выпуске 1880 г. красных марок № 11 имеются марки с существенным отличием оттенков цветов: желтовато-красные и карминово-красные светлые и тёмные. Т.е. оттенок цвета не может служить отличительным признаком. Вероятно, аналогичный разброс имел место и для марок № 12, так как это являлось типичным для земских марок, напечатанных путём литографии.

Рис. 33—37 марки № 11 с различными цветовыми оттенками.

Остаётся единственный отличительный признак — цвет клея. Ни в описании аукциона, ни в сертификате цвет клея не указан, но даже если он коричнево-жёлтый, то среди красных марок выпуска 1880 г. имеется несколько с коричнево-жёлтым клеем (рис. 38, 39), т.е. и цвет клея также не может служить отличительным признаком одного выпуска от другого. При этом марки с коричнево-жёлтым клеем независимо от цвета самой марки являются чрезвычайно редкими.

Рис. 38. Марка № 11. Коричнево-жёлтый клей;
Рис. 39. Марка № 11. Серо-жёлтый клей.

Таким образом, две из трёх (или из 4-х, так как 2 марки находятся в Берлинском музее) известных марок, сертифицированных как крупнейшая редкость Земской почты России, к сожалению, не могут рассматриваться как марки отдельного 2-го тиража выпуска 1878 г. (№ 10 по К. Шмидту). Одна из них относится к маркам № 8, вторая к маркам № 12. На аукционе Harmer’s в 1940 г. были проданы две другие марки № 10 (всего уже 6), ч/б изображение одной из них приведено в аукционном каталоге, — расстояния между марками не видно, но видно, что это тип 5 марки № 8.

Всё вышесказанное ставит под сомнение существование и самого выпуска 1878 г.

Согласно словесному описанию, марка №13 четвёртого выпуска отличается от марки № 12 только опенком цвета — матовая лилово-синяя, а не ярко-ультрамариново-синяя. Описываемый цвет значительно больше подходит к первому выпуску, так как часть марок этого выпуска (№ 8) как раз лилово- или фиолетово-синие.

На представленной внизу копии марки из частной коллекции (марка МЗ, рис. 40) трудно ручаться за правильное отражение цветов, так как представленное изображение сканировано не с оригинала. Эту марку очень сложно назвать матовой лилово-синей, её цвет скорее тёмно-ультрамариновый. Сама марка соответствует красной марке №11, тип 9, поз. № 29 в листе 10×6 (рис. 40, 41).

Рис. 40. Марка МЗ;
Рис. 41. Фрагменты марки М3 и марки №11, поз. 29, тип 9. Видна характерная чёрточка над «е» в слове «земская».

Ниже приведены ещё 2 марки, поз. 13. Одна из них была продана в мае 2009 г. на аукционе Раритан (рис. 42). Для этой марки имеются два сканированных изображения — одно серо-бирюзового цвета, второе — сине-фиолетового цвета. К сожалению, цвет оригинального клея этой марки неизвестен. Если предположить, что марка сине-фиолетовая, то, независимо от цвета клея, её можно рассматривать как № 13 по описанию К. Шмидта. Вторая марка (рис. 43), судя по сканированному изображению, серо-синяя с белым клеем.

Не вдаваясь в тонкости калибровки современных сканеров, можно отметить, что под № 13 рассматриваются и сине-фиолетовые, и серо-синие, и матово-ультрамариновые миниатюры. Две марки визуально сложно определимого и неодинакового цвета имеются и в Берлинском музее. Такое разнообразие трактовок связано с тем, что К. Шмидт по известной одному ему причине (никаких документальных подтверждений этому не имеется) посчитал эту марку отдельным выпуском и присвоил ей каталожный номер с категорией редкости RRR. На самом деле речь идёт об одной и той же марке выпуска 1880 г. на листе 10×6, т.е. № 12 с различными оттенками цвета.

Рис. 42. Серо-бирюзовая фиолетово-синяя (аукцион «Raritan», май 2009);
Рис. 43. Серо-синяя. Из частной коллекции.

Сам К. Шмидт рассматривает марку № 13 как разновидность марки № 12 в отличающемся цвете. На мой взгляд, Шмидт, вероятно, предполагал, что имел место ещё один отдельный выпуск на новой литографической плите, и потому присвоил в данном случае обычной разновидности новый каталожный номер. Как только будут уточнены типы марочных листов № 8 и № 12, эта проблема и этот номер исчезнут сами собой.

Проблематичность этого номера косвенно подтверждается и тем, что эта марка, несмотря на относительно большое количество — по К. Шмидту 6 экземпляров (вероятно их значительно больше), не продавалась ни на одном известном аукционе земских марок (Hammer 1940, Corinphila 1999, Feldman 2002) и была ранее выставлена только один раз в 1957 г. в Лондоне на аукционе Robsona.

При печатании марок к концу тиража краска несколько густела и из ярко-ультрамариновой становилась тёмно-ультрамариновой (что мы и видим на одном из фото). После этого краску разводили, как правило, белилами. Это, естественно, приводило к появлению более бледных отпечатков как в голубом, так и в красном цвете. Бледные экземпляры есть практически во всех выпусках земских марок. Это совершенно обычная разновидность, никогда не отмечаемая отдельным номером.

В Харьковской Губернской типографии, печатавшей земские марки, отношение к точности передаваемого цвета было, мягко говоря, неуважительным, что на самом деле соответствовало существовавшим техническим условиям. Земские управы не предъявляли, да и не могли предъявить жёстких требований по цвету. В заказе марок цвет определялся как красный и голубой, все оттенки были на совести самой типографии.

Пример с различными оттенками цветов красных марок показан выше. Приведу и пример марок Харьковского уезда выпуска 1872 г. (№ 4, рис. 44—46) и выпуска 1883 г. (№ 15, рис. 47—49).

Отличие по оттенкам существенно, очевидно, что эти марки печатались отдельными партиями, но они не рассматриваются, как отдельные выпуски и им не присвоены отдельные номера. Возможно, К. Шмидт не знал о таком разнообразии цветовых оттенков или при большом количестве марок этих выпусков ему было очевидно, что печать осуществлялась с одного литографического камня.

Выводы:

  1. Марки № 9 напечатаны с того же клише, что и марки № 7 на листе 8×4. Контрольные надпечатки проставлены горизонтально и наискось из угла в угол, с надписями в разных направлениях. Надпечатки ставились вручную, строго горизонтальных или диагональных надпечаток не существует. Марка с надпечаткой, проставленной наискось из угла в угол, не может рассматриваться как отдельный номер, так как это не соответствует принципам каталогизации марок, существующим в мировой практике и принятым самим К. Шмидтом для земской филателии.

Контрольные надпечатки на марки ставились не в типографии, а в самой земской управе на уже полученные из типографии марочные листы, т.е. наличие или отсутствие надпечаток, их направление и цвет никак не связаны с тиражами. Земская управа действовала по своему усмотрению, а для нужд земской почты направление надпечаток не играло никакой роли.

Возможно, что такие надпечатки — диагональные и горизонтальные через всю марку — были проставлены на одном или нескольких листах по просьбе коллекционеров на остатках тиража одной из последних партий выпуска 1876 года, но в связи с задержкой поступления нового выпуска были частично использованы и для почтового обращения. Деньги на дополнительный заказ красных марок в 1879 году земской управой не выделялись. Типография же печатала марки по своему графику в течении нескольких лет.

Гашёные марки № 7 чрезвычайно редки и известны только с 1879 года — независимо от направления надпечаток.

Марки с диагональными надпечатками являются редкими, наиболее редкие из них — марки с направлением надпечатки ПН-ЛВ и ЛН-ПВ (в настоящее время точно известно 9 марок). Наибольшей редкостью являются марки с горизонтальным контрольным штемпелем на всю марку (в настоящее время известно две марки).

  1. Марки (позиция № 10) являются разновидностью марок №8 или №12.
  2. Марки (позиция № 13) являются разновидностью марок №8или№ 12.
  3. Как голубые, так и красные марки с жёлто-коричневым клеем являются редкой разновидностью и могут цениться достаточно высоко, но не так высоко, как если бы это были отдельные номера.
  4. Марки матовых, бледных и других цветовых оттенков являются достаточно частым явлением для земской филателии, так как вызваны технологическими особенностями печати практически всех марок, их редкость и ценность сомнительны, независимо от количества известных марок с определённым оттенком цвета, если нет иных подтверждений существования отдельного выпуска.
  5. Предположение К. Шмидта о существовании двух дополнительных выпусков — ультрамариново-синих марок с коричнево-жёлтым клеем и матово-лилово-синих с расстоянием между марками 0,7 мм не находит подтверждения ни в документах земской управы, ни на самих марках. Однако нельзя отрицать теоретическую возможность существования одного дополнительного выпуска в период с 1876 по 1880 гг. с иного литографического камня, чем для №8 или для № 12.
  6. Поводом к появлению этих выпусков в каталоге К. Шмидта, на мой взгляд, послужили две фактические ошибки автора, а именно:

1) К. Шмидт считал, что расстояние между марками № 7 и № 8 везде 3—4 мм. На самом деле расстояние между марками № 7 равно 2—3 мм, между марками № 8 порядка 2—3,6 мм. Т.е. существуют марки с небольшим расстоянием друг от друга, и перфорация не всегда охватывает рамку марки, особенно это касается боковых марок в листе;

2) по Карлу Шмидту марка № 8 ультрамариново-синяя. На самом деле эта марка фиолетово-синяя или фиолетово-ультрамариновая. Кроме того, Карл Шмидт не знал о существовании марок № 8 и красных марок № 11 (а следовательно и марок № 12) с коричнево-жёлтым клеем.

Принятые сокращения для направлений надписей в контрольных надпечатках: из левого нижнего угла наискось в правый верхний угол — ЛН-ПВ и наоборот ПВ-ЛН, из левого верхнего угла наискось в правый нижний угол — ЛВ-ПН и наоборот ПН-ЛВ, слева направо по центру — Л-П (ц);

Принятая нумерация: 1,2… основные каталожные номера марок; 1.1,1.2… — разновидности по направлению контрольных надпечаток; 11, 21… — разновидности по перфорации; 1L, 2L… — разновидности по клею; (1), (3), (4)… — «прототипы» или «аннуляты» — марки, не имеющие почтового назначения.

RRRR — известно от 1 до 4 экз. RRR — известно от 5 до 10 экз.; для «прототипов» и «аннулятов» — не более RRR, независимо от количества известных экземпляров.

  1. Для всех выпусков редкими являются гашёные марки (R-RRR — для основных номеров).
  2. Наибольшей редкостью выпусков 1876—1881 гг. являются марки № 7 и № 8, перфорированные маленькими отверстиями (0,7 мм). На сегодня известно по одному экземпляру каждого номера.

В. Кацман, Ю. Гуревич. Земские марки Харьковского уезда 1876—1880 гг. «Филателия». 2010. №1 (стр. 38-41), №2 (стр. 38-42)


Литература

  1. Von С. Schmidt. Architekt. Die Postwertzeichen der Russischen Landschaftsaemter. Band 1 Achtyrka — Luga, band 2. Malmysch-Woltchansk. Charlottenburg. 1932.
  2. Les Timbres-Poste Rureaux de Russe. Brussels, pub. J.B. Moens, 1876, NN165, 167,1884, N255.
  3. Farbenfuhrer. Colour Guide. Schwanebergerverlag GMBH. Munchen.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.